80 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Рассказ одна дача на две семьи

«Никаких но!» Рассказ о том, как благодаря чуткой женщине две семьи стали одной

Чтобы помочь ближнему, не нужны условия. Ты просто делаешь, пусть даже это не всегда бывает удобно для тебя самого. Ведь порой даже небольшая помощь может кардинально изменить жизнь страждущего. Именно об этом идет речь в трогательной истории «Блины», которую написали Наталья Шумак и Татьяна Чернецкая для сборника «Дарите любовь».

После того, как мы в AdMe.ru прочитали этот рассказ, по нашим сердцам разлилось тепло. А нам для вас ничего не жалко, поэтому держите и вы свою долю.

Марина любила своих мужа и пацанов. А все трое были рослыми, крепкими и совсем не дураками пожрать. Супруг работал в охране. Старший сын занимался борьбой. Младший с первого класса таскался на хоккей. Три богатыря и Марина. Вполне себе сказочное семейство.

Так что деваться некуда. Наша героиня умела быстро и вкусно готовить. Чего только не освоит настоящая женщина ради счастья в личной жизни!

История началась самым обычным осенним утром. Привычно проснувшись в пять утра, а дело было в пятницу, Марина вышла на кухню и взялась за дело. Яйца, вода, молоко и мука. Взбила тесто. Расставила четыре сковородки. Добавила в готовую жидкую основу мытый изюм, сыпанула немного корицы, чуть-чуть коричневого сахара. И капельку соды. Горячие сковородки дождались. Зашипели на чугуне первые будущие блинчики — только успевай переворачивать. А в редких промежутках — себе кофе налить, зубы почистить.

Марина жарила, думала о своем. Разумеется, на кухне стало жарко — хоть и форточка нараспашку. Ее сыновья и муж еще спали. Тут сверху и донесся капризный громкий голос мальчика. Новые соседи приехали пару месяцев назад. Но ни с кем не общались. Не здоровались. И Марина их не знала, хотя и видела сколько-то раз.

— Папа, закрой окно! Я сейчас слюнями захлебнусь. Ну, пожалуйста.

Марина прислушалась. Мальчик повторил свою просьбу громче. Бабахнула форточка. Настала тишина. Но Марине, наоборот, стало «громко» на душе. Внутренний голос завел песнь о том, что блинов на столе много, а соседского мальчика, хоть она и незнакома, вполне можно угостить. Что там ест этот ребенок, живущий — если Марине не изменила наблюдательность — с очень старой бабушкой и отцом? А?

Она решительно наложила десяток блинов на яркую тарелку, завернулась в длинный махровый халат, опоясала обширную талию, влезла в короткие теплые чуни — как раз чтобы за почтой в подъезд выйти их и держала в прихожей — и потопала наверх. Позвонила в дверь.

Взъерошенный высокий узкоплечий сосед покраснел. Стал извиняться и отказываться. Но тут под рукой у него стремительным маленьким хорьком прошмыгнул бледный мальчик — сын. Схватил угощение, пробурчал что-то издалека уже с набитым ртом. Жевать начал еще по дороге на кухню.

Марина пожелала доброго утра и ушла. Сосед переминался с ноги на ногу на пороге и бубнил, что ему неловко. И как же можно. И он не должен. Но.

— Никаких но! — отрезала Марина. И ушла к себе.

Вечером сосед пришел вместе с сыном, принес плохо отмытую, скользкую от масла тарелку. Поблагодарил. Марина не поняла как, но за их семейным поздним ужином оказались и отец, и пацан. Стали заходить пару раз в неделю. Носатый тощий Игорь — так звали папу — приносил с собой разные бананы, апельсины. Ел мало, было видно, что стеснялся. Норовил оставить сына поужинать одного. А потом возвращался за ним. Вскоре Марина выяснила, что Игорь — вдовец, готовить не умеет и старая бабушка его покойной жены и сын жены от первого брака перебиваются самой простой едой: творог, яйца вареные, каша из пакетиков.

Марина вдумалась в ситуацию не сразу. Бабушка покойной жены и сын жены от первого брака. А где родной батя? Где другие родственники? Исчезли с горизонта, как только Галя слегла. Она болела около трех лет. Им всем тогда пришлось несладко.

Игорь не был размазней. Хотя и не призвал на выручку никого ни со своей стороны, ни с Галиной — не вышло, — но не смог бросить старушку и пацана, который уже давно звал его отцом. В этой ситуации Игорь жил с напряжением, общей усталостью и подступающей готовностью слететь с катушек. Красные от недосыпа глаза как бы намекали, что ему несладко. Да и голос срывался в разговорах.

Бабушка много плакала. Пацан дерзил и плохо учился. Скверно жилось всей этой странной компании. Три человека под одной крышей. Три разных фамилии.

Марина решила помочь просто от щедрости натуры. Предложила готовить на обе семьи. Игоря и его подопечных она сразу и громко стала называть «семьей». Ваша семья. Наша семья.

Итак, Марина постановила считать деньги за продукты и питаться сообща. Треть суммы вносит Игорь, две трети вкладывает в кормовой бюджет семья Марины. И всем в этой ситуации нормально. Ей разницы почти нет. А старушка, у которой все из рук валится, и пацан хоть есть будут нормально. Поначалу Игорь пыхтел и сопротивлялся, ворчал, пытался доплачивать за труд, но был филигранно послан, угомонился. При этом дружить с мужем Марины он не умел. Мужчины друг друга не очень воспринимали. Но хоть не ссорились — уже хлеб.

Да, нагрузка на Марину увеличилась. Но не в два раза. Хорошие хозяйки поймут. Зато старушку и пацана через месяц было не узнать: оба с румянцем на щеках, подобревшие, повеселевшие. Бабушка стала меньше пыхтеть. Муж Марины отремонтировал ей радио. Нашел какую-то подходящую волну. Бабушка взялась слушать музыку и анекдоты. Читать она не могла: глаза видели очень плохо. Но градус ворчания сильно притушила.

Потом Марина научила Васю мыть посуду, полы, протирать плиту. Он пытался фыркать, что, мол, не девчонка. Но Марина это пресекла. Куда деваться, если папе некогда, а бабуся старая? Не развалишься. И вообще, лучшие повара в мире — мужчины. Вася не поверил. Марина сказала, что это факт. Легко проверяемый. И вообще.

Вася поискал в школьной библиотеке. Интернета и компьютера у них дома не было. Чуть позже появились. Вася сомлел. То ли его картинки изысканных блюд в кулинарных книгах вдохновили, то ли он уже и сам втянулся, но Марина скоро получила поваренка. Не просто помощника, а шустрого, деятельного, толкового. С хорошей памятью и умными руками.

Игорь в первый раз не поверил, что ест борщ, приготовленный сыном. Коряво похвалил. Поцеловал в макушку. Сказал, мол, спасибо, сынок. Васю прорвало. Он громко, даже очень громко заревел. Сыновья Марины утекли из-за стола. Муж ушел курить на балкон. Вася давился слезами. Игорь пытался понять, что случилось. Разобрались. Мальчик сказал, что Игорь его сыном не называл ни разу. А он. он ждал. И уже отчаялся.

Игорь развел руками. Мол, ну. так вышло. «Что же теперь?! Прости». Вася кивал. Марина сунула ребенку платок. Постучала кулаком по лбу Игорю. Не больно, не обидно, но вдохновляюще и отрезвляюще. Отправила мальчика умываться.

Чуть позже все пили чай. Ели блины с вареньем — их тоже Вася напек. Игорь неумело хвалил ребенка. И активно жевал. Блины и правда получились вкусные. Семья Марины за представлением наблюдала с полным восторгом. Мальчики и муж даже съели меньше обычного.

У младшего сына глаза горели. Марина еще подумала: надо же, сколько любопытства и интереса. Будто журналист какой — добычу почуял. И вот-вот вопросы задавать начнет. Погрозила ему. Медвежонок — семейное прозвище Мишки — покивал. Маму послушал. Согласился не отсвечивать.

У Игоря, Васи и бабушки — на самом деле, конечно, прабабушки, но кому какое дело до таких точностей? — с того вечера все окончательно стало налаживаться. Не сказать, что пацан вышел в отличники. Но вызывать в школу Игоря перестали. Бумаги он через некоторое время переоформил с опеки на полноценное усыновление. Количество фамилий в семье сократилось с трех — до двух.

Сияющий Вася сгоряча пообещал папе пятерки. Никто не поверил. Ну и ничего страшного.

Бабушка жила еще довольно долго. Но до последнего двигалась. Не слегла. Машинку для белья Игорь прикупил. Так что стирка тоже перестала быть проблемой.

Несколько разведенных подруг Марины на Игоря поглядывали. Но не складывалось. Он в итоге женился на медсестре из поликлиники, которая к ним забегала делать старушке уколы.

Только тогда совместное питание семей и прекратилось. Но меньше общаться не стали.

P. S. Младший сын Марины и Вася дружат до сих пор. Один почти вышел в шеф-повара. Вот-вот. Еще шаг, и все сложится. Второй — тренер в спортшколе. Игорь со своей медсестрой родили еще пару девчонок. На одной из них Мишка скоро женится.

Традиционные пятничные блины на две семьи пекут по очереди: то Вася, то Марина.

На даче. Часть 2.

В низу на кухне мама хлопотала у плиты. На столе уже стояли чашки, тарелка с блинчиками, варенье.

Мама обернулась улыбаясь девочкам.

– Ну как вы переночевали вчетвером? Жарко было? Вопрос был двусмысленный. Девочки переглянулись. Им стало смешно.

– Идите умойтесь пока. Скоро завтрак, вот только закончу с блинами.

Мы все пошли на улицу к умывальнику. Я чуть задержался и подошел к маме.

– Вам понравилось вчера? спросил я тихо. Мама обернулась взглянув на меня весело.

– Я думаю надо повторить. Ты как думаешь?

– Я согласен. – ответил я, и воодушевленный побежал к остальным.

Мы все смеясь поплескались у умывальника, привели себя в порядок и вытерлись одним большим полотенцем.

– А скажите, хорошо что мы все вместе. Сказал Денис с чувством. – Аня обняла и поцеловала его, потом Иришку.

– Конечно, мы теперь как одна семья. и ни кто ни кого не ревнует.- Она взглянула на меня, и я обнял и поцеловал её в щеку.

– Девчонки после секса такие добрые всегда. сказал я.

– А вы как будто нет. Обкончали нас всех с Иркой. Еле отмылась. А Саша еще и с мамой подружился. Вот самец. Сказала Аня, и поняла, что зря. Но Денис её сразу успокоил воскликнув.

– Правда что ли? Ну и как? Взглянул он на меня.

– Да простит меня Аня, но мама твоя ещё очень-очень.

– Да ладно уж, прощу и это ради такого вечера.

– Ты мне потом все расскажешь. Утвердительно заявил Денис.

– Мама уже нас зовет. – Сказала Ира, указывая на дом.

Мы вернулись в дом и расселись вокруг стола.

– Давайте наливайте чай, берите блины. Проголодались, наверное. Вам надо подкрепиться. сказала мама, присаживаясь к нам. Сегодня мы ничего не делаем. Будем только отдыхать. Сейчас пойдем на озеро. Тут недалеко у нас хорошее место есть. Денис знает.

– мам, ты конечно с нами?

– если ни кто не против, я тоже прогуляюсь. а то и лето не увидишь с этими делами.

Мы набросились на еду и начали уничтожать мамины блины.

Мама сидела рядом с нами . Она подкладывала нам блинчики и улыбалась глядя на нас.

– Какие вы все таки счастливые, молодые. Замечательно что вы к нам приехали, а то Дениска с Ирой уже заскучали на даче. Развлечений у нас тут не много. Озеро да лес. Людей мало.

– А нам больше и не надо ни кого. Сказала Ира чуть смутившись. Мы уже все здесь.

– Это верно, ответила мама, теперь то уж вы не заскучаете. Ну что все поели? Будем собираться?

Она встала из за стола и вышла Мы тоже поднялись. Денис сказал:

– Я пойду захвачу что нам нужно для пляжа. А вы в принципе готовы. Купальники, я думаю, нам не пригодятся. Он тоже вышел.

– Мы тут часто купаемся голыми, сказала Ира смеясь. Соседи, наверное, уже привыкли. Не реагируют.

В это время на крыльце показалась мама. На ней был легкий длинный сарафан, под которым угадывались бедра и грудь. Черные очки, пляжный зонт в руках и сумка на плече дополняли пляжный ансамбль. Следом показался Денис с большой сумкой через плечо. Он закрыл дом на ключ, и мы дружной толпой вышли в проулок и не спеша побрели в направлении озера. Выйдя из садов, мы направились по тропинке, идущей через поросший кустами лес. Ира шла впереди, за ней мы с Денисом. Аня и мама замыкали колонну.

– Ира нам будет показывать дорогу, сказал Денис подмигнув мне. Неожиданно он подошел к ней сзади и сдернул с нее халат.

Оказавшись голой, Ира на миг сжалась от неожиданности, но затем гордо тряхнув головой, расправила плечи и смело пошла дальше.

– с таким фонарём как её попка мы точно не заблудимся. Пошутила мама смеясь. Все засмеялись.

За поворотом неожиданно показалось довольно большое лесное озеро, поросшее по берегам кустами и высокой травой. Лес отражался в тихой воде, которая от этого казалась зеленой. Пройдя немного по берегу, мы нашли полянку, закрытую кустами и спуск к воде. Мы с Денисом раскинули огромное брезентовое покрывало и сложили вещи. Денис, скинув шорты, и голышом направился к воде, там, где Ира уже трогала воду ногами. И вот они уже поднимая брызги вдвоем кинулись в воду и поплыли от берега.

– Давайте к нам, кричал Денис. Водичка класс.

Мы с Аней тоже скинули одежду и голышом побрели к воде. Я обернулся к маме.

– Идите, идите. Я здесь посижу погреюсь пока.

Мы зашли в воду и тоже поплыли к ним. Вода приятно холодила тело, и была совсем прозрачной как в бассейне. Наши тела сверкали на солнце в водяных бликах. Мы с Денисом сплавали на середину озера и вернулись к девчонкам, которые тихо плавали не далеко от берега. Они не стали долго купаться, вышли из воды и побежали греться на горячем от солнца покрывале. Мы вылезли из воды и тоже вернулись на берег. Девочки лежали рядом такие свежие, мокрые и соблазнительно раскрытые. Мама сидела рядом облокотившись на локти и запрокинув голову. На ней были только узкие трусики. Небольшая белая грудь с торчащими сосками выдавалась вперед.

Читать еще:  Лонг кипер томат как хранить

– Тихо здесь, хорошо. Такое классное место, и ни кого.

– Просто сегодня рабочий день. Ложись загорай. Сказала мне мама. Я присел рядом с ней и закурил.

Денис устроился с девчонками в метре от нас.

Я лег на спину и расслабился пригретый солнечными лучами. Денис тоже лежал рядом с девчонками, которые окружили его с двух сторон и гладили пальчиками его тело. Затем не договариваясь, они приподнялись и начали целовать его грудь, и плечи спускаясь все ниже. Потом они перешли к него члену и начали целовать его с двух сторон нежно ласкаясь губами. Я почувствовал, как мамина рука коснулась моего члена и погладила его. Я обнял её за плечи и придвинулся поближе. Она склонилась надо мной, продолжая гладить мое тело своей теплой и мягкой рукой. Я лежал, прикрыв глаза и наслаждаясь ласками и теплыми лучами солнца. Всем было так хорошо и тихо, и не было ни капли стеснения в том, что мы лежим голые все вместе рядом, можно делать все что хочется. Неожиданно я почувствовал, как её губы мягко раскрываясь накрыли мой член и впустили его в свой рот. Затем чуть замерли, и двинулись дальше. Я посмотрел на Дениса. Он внимательно наблюдал за нами, и видимо это его возбуждало больше чем ласки девчонок, которые уже увлеченно сосали его по очереди передавая друг другу. Мама тоже заметила его взгляд и оторвавшись от меня обратилась к нему.

– Денис, мальчик, не смотри так. Я стесняюсь.

Денис смутился, и отвел глаза. Я поманил его к себе, обнял за голову и поцеловал долгим нежным поцелуем.

– Пожалуйста, пусть он смотрит, сказал я маме. Ведь он знает как это приятно когда сосешь член.

– Да, знаю я что он сосал у тебя. Просто мне не привычно это делать при нем.

– Может быть лучше начать привыкать? Денису очень хочется посмотреть, как его мама ебётся. Давай доставим ему такое удовольствие. Мама выслушала меня молча. Потом помолчав сказала.

– Ну ладно, пусть он посмотрит какая я блядь. Все равно он знает.

– А можно мы тоже посмотрим. Мы тихонечко. Правда Ира?

И вот они уже окружили нас со всех сторон, как будто сейчас начнется что то очень интересное.

Мама видимо решившись на что то, поднялась и уселась на мне сверху. Она взяла мой член и сдвинув в сторону свои трусы вставила его себе в пизду. Твердый член вошел в теплое лоно Мамы и погрузился в неё полностью до конца. Мама начала двигаться на мне неторопливыми мерными движениями упираясь руками в мои плечи. Денис и девочки прилегли рядом у меня в изголовье и внимательно не отрываясь смотрели на это представление, сопереживая и возбуждаясь вместе с нами. При этом они терли себя между ног, а Денис гладил свой твердый член рукой. Потом девочки все же не удержались и начали целовать меня вместе вдвоем. Всех сильно возбуждал вид этой картины.

Мама заводилась все больше и больше. Её уже не волновали зрители вокруг нас. Она была погружена полностью в свои ощущения, которые исходили из её живота и движения моего хуя в нем. Видимо забыв обо всем она, закрыв глаза совершала исступленные движения своего тела на мне. Энергичными толчками она поднималась и ударялась об мои бедра постепенно ускоряя темп. Дыхание её становилось частым и прерывистым и казалось, что она уже задыхается. Но вот настал момент, когда её оргазм достиг максимальной точки. Она вдруг замерла, вздрогнув несколько раз и выгнула спину в напряжении. И затем медленно опустилась ко мне на грудь и затихла тяжело дыша. Я обнял её, и мы замерли без сил. Наши невольные зрители тоже сидели молча вокруг нас и чувствовалось что они испытывают тоже что и мы.

– Ну что Денис, ты доволен? Видел свою маму? обратилась она к Денису тяжело дыша.

– Мама, ты такая красивая у меня. Я не могу передать как мне было хорошо сейчас. прошептал он ей. Я тебя люблю ещё больше.

– Я тоже тебя люблю, сыночек мой. Она продолжала лежать на мне, и я притянул Дениса ко мне и мы поцеловались втроем, сомкнувшись головами. Мама поднялась и соскользнув с моего члена легла рядом вытянув утомленное тело. Денис лежа рядом с нами молча смотрел на нее, на меня, на мой все еще стоящий член. Он обнял ладонью мой член, все еще влажный от обильных выделений. И неожиданно поцеловал головку. Мама ласково коснулась его щеки ладонью.

– Какое вы нежные, мальчики. С вами так хорошо. Я даже не предполагала, что способна на такое безумие. Все, идите. Мне надо отдохнуть. Это выше моих сил. Она откинулась на спину и прикрыла глаза. Денис заботливо накрыл её полотенцем.

– Может быть поплаваем? предложила Ира. Саша, ты еще как? Живой?

Мы дружно поднялись и пошли к воде.

Аня наклонилась ко мне.

– Ну вы и дали. Я до сих пор под впечатлением.

– Я то что? Это все Денис устроил со своим посмотреть. Вот и посмотрел.

– Зато мы теперь с мамой стали ещё ближе. Спасибо вам. Я давно об этом мечтал. Ну как все здорово получилось.

Мы залезли в воду и тихо поплыли рядом беседуя.

– Мальчишки, вы нас так завели. У меня прямо все горит. сказала Аня.

– У нас с Сашей тоже все дыбом.

– Ребята, нам нужна дружная поёбка срочно. решительно подвела итог Ира.

Мы не сговариваясь поплыли к берегу. Выбрались из воды и вернулись на покрывало. Мама отдыхала, прикрывшись зонтиком от солнца.

– Что, вы так быстро накупались? спросила она глядя на нас.

– Мама, ты нас прости, но мы решили что не можем больше терпеть. ответил Денис. Ты не будешь против если мы прямо здесь потрахаемся?

– Да ладно уж, дело молодое. Я не буду вам мешать. Полежу в сторонке, полюбуюсь на вас. Вы вон всю меня рассмотрели. Что уж теперь меня спрашивать. Не стесняйтесь. Она улыбалась глядя на нас и щурясь от солнца.

Мама подвинулась на край большого брезента, освободив нам место. Мы легли на покрывало и начали жадно целовать друг друга без разбора. Постепенно получилось так что мы распределились колечком и начали лизать и сосать друг друга. Ира у меня, я у Ани, она у Дениса, а Денис у Иры. Мы облизывали и сосали друг друга, и не могли оторваться. Потом насладившись мы положили девочек валетом и прижались к ним сзади. Денис вставил Ане свой член, а я стал ебать Иру. Девочки лизали друг друга и все что могли достать. Мы все так активно и охотно отдавались наслаждениям безумно без остановки. Мама смотрела на нас с интересом наблюдая со стороны. Девочки кончили, одна за другой, издавая сдавленные стоны и крики. Но мы с Денисом были как заведенные. Наконец мы отпустили их, ослабленных и опустошенных. Они как медузы, выброшенные на берег, легли на живот и распластались, подставив солнцу свои нежные попки. Мы с Денисом остались вдвоем. Мама продолжала смотреть на нас и молчала.

– Мальчики, идите я обниму вас. Сказала она тихо. Денис устроился к ней под бочек свернувшись калачиком.

– Прямо как в детстве, помнишь, когда ты маленький был? пошептала она нежно.

Я тоже присел рядом с ними. Мама обняла меня и придвинула к себе. Она нежно не торопясь ласково целовала Дениса в нос и щеки и гладила меня. Так незаметно она подвела мой член к своему лицу, потерлась об него щекой.

– Денис, ты сегодня должен Саше. Как ты думаешь? Я думаю мы должны его отблагодарить.

Она взяла мой член и дала его Денису как соску своему малышу. Денис послушно взял его в рот начал сосать. Я придвинулся поближе чтобы им было удобнее. Мама нежно склонилась над ним и тоже поцеловала. Они вдвоем сосали мою головку своими горячими губами. Мы лежали так тихо и нежно. Мой член по очереди переходил от одного к другому. Я был не властен над ним. Мне вдруг показалось что я сам по себе для них сейчас не существую. Они были только вдвоем и мой член, и ни кого вокруг. Я замер и не двигался чтобы не мешать им и не нарушать их гармонию. Лежал и любовался на них. Мама держала рукой член Дениса и мягкими ритмичными движениями дрочила его.

Она наконец вспомнила и про меня и взяв Дениса за затылок заставила взять член до самого горла. Я не выдержал и выстрелил спермой в гордо Денису. Он поперхнулся и член выскочил, заливая их липкими брызгами. Мама терпеливо облизала сперму с моего члена и лица Дениса, продолжая дрочить его член и постепенно убыстряя темп. Денис кончил ей в ладошку и сладко застонал.

– Простите что я не выдержал и залил вас. виновато сказал я.

– Это лучшее что ты мог для нас сделать. Мы с Денисом теперь вместе любим тебя.

– Вы и друг друга теперь любите по другому.

– Да теперь у нас с Денисом совсем другие отношения. Уже ближе не бывает. Даже страшно от этого делается. Осталось ещё совсем чуть-чуть. Лишь бы Ира не обиделась. прошептала мама.

Мы легли вокруг мамы обняв её с двух сторон и прижавшись к ней. Девочки мирно спали недалеко от нас. Над озером спускался вечер знойного дня. Тихая прохлада ласкала наши тела, утомленные солнцем и жаркой еблей.

А пока мы все спали, Денис лежал и всё думал о своей маме, и вновь перебирал в голове все что он увидел и пережил сегодня.

Это действительно было необычно и завораживающе – смотреть как мама сдвигает трусики и в её писю она сама вводит хуй мужчины, моего друга! Впервые он видел это так близко. В то место, откуда он появился на свет входит хуй его друга! И мамочка сама этого хочет… Тогда он впервые явственно понял, что его мама – тоже женщина и как все они, она хочет ебаться, что ей тоже приятно, когда её ебут. Она легко скользила по члену Саши, постепенно закрывая глаза… Её рот был приоткрыт, и он вдруг явственно услышал её дыхание – ни с чем не сравнимое дыхание занимающейся любовью женщины! Самое неловкое в тот момент, это то что его это возбуждало. То, что мама делала и её дыхание, она уже не принадлежала себе, а была во власти Саши, отдаваясь ему! Он знал что ночью между ними был секс но впервые видел это так открыто… Теперь не только он сосал у него и его любимая девушка, а теперь ещё и… мама. И эта мысль не была какой то унизительной или постыдной – он вдруг неожиданно понял что это лишь сблизило и сроднило нас! Теперь мы по-настоящему одна семья!

Рассказ одна дача на две семьи

— Да был у меня тут один. Приезжал из города постоянно скупать по дворам молоко с мясом. Зашел как-то раз к нам, слово за слово. познакомились. Встречались несколько раз, думала — ну вот, неужели судьба мне счастье подарила? А как завела разговор о семейной жизни, так и пропал. С тех пор ни разу не видела его у нас в селе.

Ближе к вечеру, моя мама и тетя Галя уже успели рассказать друг-другу все последние и не очень новости, поплакаться на неудачную бабскую судьбу, обменяться самым наболевшим и поделиться кажется всем, что случилось за то время, пока они друг-друга не видели. Было видно, что они изрядно захмелели, и вот-вот готовы начать петь песни, пуская слезу. Но тут мама вдруг взбодрилась

— Галь, слушай, а хочешь, я баньку запарю? Давно в настоящей деревенской баньке не парилась наверное?

Тетя Галя подумав несколько секунд хмыкнула и согласилась с удовольствием. Мама позвала меня и попросила сходить на улицу затопить банную печь, а как будет готова позвать их. Я сделав вид, что эта работа мне немного в тягость обулся и пошел в одиноко стоящей бане, построенной еще отцом в глубине двора, разводить огонь. Однако в душе у меня все буквально пело — я задумал план, как подсмотреть за ними, пользуясь тем, что они притупили свою бдительность алкоголем.

До этого сколько раз я не пытался, у меня не получалось увидеть что-либо интересного в тот момент, когда мама ходила купаться. Обычно она первым делом старательно занавешивала окна, и увидеть сквозь шторки можно было максимум силуэт и не более того. Поэтому, обломавшись несколько раз, я почти полностью утратил надежду когда-либо воспользоваться небольшим окошком, сделанным в парной и выходящим в огород. Разведя огонь и подкинув дров, я взял лежащую на подоконнике булавку и прицепил нижний край занавески так, что он оказался немного загнутым в сторону стекла, оставляя небольшой треугольник края окна открытым даже в задернутом состоянии. Если не приглядываться, то создавалось впечатление, что занавеска в нижней части просто немного зацепилась за раму окна. Затем несколько раз открыв и закрыв занавеску, я удостоверился, что все получается как надо, оставив их открытыми, пошел заниматься тем, зачем меня сюда и направили. Налив из бака горячей воды в стоявшую на полу чашку, я положил в него запариваться веник (мы всегда заранее готовили их с мамой вместе) поставил чашку на скамью и пошел заниматься наведением порядка в предбаннике. Там, еще руками отца был сделан приставной столик, возле которого стояли два табурета. В углу на вешалке висели какие-то фуфайки, а под ней на полу лежало старое байковое одеяло, которое я использовал вместо кровати, когда приходил спать сюда особенно душными летними ночами. Наведя порядок и удостоверившись, что баня уже почти готова, я еще раз проверил занавеску. Должно было сработать.

Читать еще:  Можно ли замораживать калину

Войдя в дом, я увидел, что мама и тетя Галя, пока меня не было убрали все со стола и успели переодеться в халаты. Рядом на стуле лежали свернутые простыни и полотенца.

«Ну как там? Готово уже? Нам можно идти?» — Спросила меня мама.

«Да идите вы в баню!» — Пошутил я в ответ и прошел в свою комнату, сделав вид, что собираюсь все ближайшее время провести за компьютером. Через несколько минут, две не совсем трезвые подруги, взяв с собой банные принадлежности и хлопнув на прощание дверью ушли.

Выждав еще немного для верности, я осторожно выскользнул на улицу и подкрался к окну. Как я и рассчитывал, шторки оказались задвинуты, НО!! В самом низу окна, там где я и рассчитывал, виднелся треугольник, светившийся ярче, чем все остальное окно. Стараясь не дышать, я осторожно подкрался к нему и боясь хоть как-то нарушить тишину медленно приблизил глаза к свету. В бане не было никого. Я даже опешил. А вдруг они передумали и сейчас выйдут обратно? Дверь находилась всего в нескольких метрах от окна и я бегло оглянулся посмотреть на варианты отступления в случае тревоги.

И в тот же момент краем глаза я заметил за занавеской движение. Я снова повернулся к окну. Дверь из предбанника открылась и вошла тетя Галя. От волнения у меня затряслись ноги и кажется задрожало все тело. Я впервые в жизни вживую увидел совершенно обнаженную женщину! Ее тело действительно было немного полнее, чем у мамы, но при этом оно выглядело настолько обворожительно, что я на мгновение

Низ живота у нее украшал аккуратненький треугольник подстриженных жестких волос, заканчивающийся выступающим лобком. Ноги были немного полноваты, но это только подчеркивало ее женственность и зрелость. Она прошла мимо окна и я на мгновение успел заметить в самом низу лобка ложбинку начинающихся половых губ. Никогда прежде, вживую, мне не доводилось видеть так близко от себя голую женщину. Бродя по Интернету, я конечно интересовался фотографиями женщин, но все это было жалким подобием по сравнению с реальной картиной, открывшейся мне в просвет окна за эти несколько секунд. Тетя Галя подошла к лавке, стоящей напротив окна, на которой стояли чашки, включая ту, в которой запаривался веник и ковш, после чего наклонилась над веником.

Было видно, что она наслаждается его ароматом. В тот момент, когда она наклонилась, ее большая грудь свободно повисла, и я смог по достоинству оценить ее размер. Но вид свободно висящей груди не шел ни в какое сравнение с тем, что тетя Галя, сама того не подозревая, выставила мне на обозрение. Великолепные полушария ее ягодиц, в нижней своей части открывали вид на гладкие, пухлые губы влагалища. При этом я видел ее промежность всю, от лобка, до того места, где большие губы заканчивались недалеко от дырочки ануса, приоткрывая продолговатую ложбинку входа во влагалище. Картина увиденного настолько возбудила меня, что казалось даже если сейчас откроется дверь и на улицу выйдет мама, я не смогу подняться, что бы убежать — мои ноги казалось, были ватными и мелко дрожали.

Однако открылась другая дверь — из предбанника, и в баню вошла мама. Я часто пытался подсмотреть за тем, что прячется у нее под одеждой, и даже однажды мне удалось увидеть небольшой темно — коричневый ореол соска, когда она занималась чем-то сидя за столом, и верхний край ее халата немного разъехался, приоткрывая грудь, поддерживаемую оттопырившемся лифчиком. Но

Эротический рассказ Дача

На импровизированной спортивной-площадке со стационарными тренажёрами, установленными мэром города в целях оздоровления граждан во дворе дома занималась на тренажёре девушка из соседнего дома Настя, это была девчонка лет восемнадцати, совсем ещё зелененькая, худенькие, загорелые, слегка сутуловатые плечи, длинные, каштановые волосы, золотистые в вечернем солнце, Семён любовался ею с балкона уже около получаса. Зрелище, прямо скажем, волнующее, девушка занималась на одном из тренажёров, стройные сильные ноги были в коротеньких шортиках, маечка обтягивала маленькую, но аппетитную грудь, просто секси. Семён с дерзкими и нехорошими мыслями открыл очередную бутылку пива и продолжил увлекательное наблюдение. Настя ему давно нравилась можно сказать, он положил на неё глаз, мужчина прекрасно знал, что по выходным девушка ездит к бабушке в деревню в то время, как её родители уезжают на два дня куда-то по работе, Семён призадумался и очень громко произнёс:
— Ну, я дурак! У моего друга Шурика там дача неподалеку!
Семён в пятницу после работы сел на свою ещё новую машину и направился навестить своего старого друга Шурика, машина Семёна остановилось у двухметрового кирпичного забора, за которым стоял роскошный двухэтажный кирпичный особняк, у ворот его встретил изрядно подвыпивший друг. Семён уже ночью поделился своим небольшим секретом с другом на счёт Насти, на что получил одобрительный ответ, они договорились, что Семён привезёт к нему девушку и они вместе будут развлекаться, Шурику идея очень понравилась. На следующий день в субботу уже ближе к обеду на кухни мужчина со своим другом выпил по очередной рюмки водки Семён посмотрел на часы, сказал:
— Шурик, я за тёлкой уже пора!
Семён не стал дожидаться ответа от хозяина дома уже изрядно подвыпивший сел в машину и вскоре он вырулил на дорогу на своей машине и спрятался в кустах в ожидании своей жертвы. Солнце пригревало мужчина в полудрёме смотрел на тропинку у обочины минут через пятнадцать он услышал легкие, мягко шуршащие по сухой траве шаги, Семён сразу понял, что это была Настя, почесав свой подбородок пробубнил:
— А вот и она в коротенькой джинсовой юбочке и светлой футболке.
Девушка шла и что-то напивала мужчина подождал немного и осторожно выехал из-за кустов, медленно подъехал к ней сзади, успев полюбоваться прекрасной фигурой и упругим крепким задом девушки он приблизился к ней, сказал из окна своего авто:
— Привет, Настя.
Девушка вздрогнула и с опаской посмотрела назад, где она увидела своего соседа, который каждый раз при встрече оказывал ей знаки внимание от радости она вскрикнула:
— Здравствуйте, Семён Николаевич!
— Привет Настя, садись, подвезу не чего ноги топтать, – ответил Семён.
— А можно? – спросила Настя.
— Конечно, разве я смогу позволить такой красавице идти одной, – ответил Семён.
Нечего не подозревая девушка что её может ожидать, она села в машину на передние сидения рядом с мужчиной, он украдкой кинул косой взгляд на её округлые груди, туго обтянутые футболкой, под которой не было лифчика. Чтобы как-то отвлечь внимание девушки, Семён стал занимать девушку шутками, ну и вообще всякими бессмысленными разговорчиками и в особенности отвлечь внимание от дороги. Настя посмотрела в окно и заметила высокие, отделанные коттеджи вдоль дороги, что совсем было не похоже на деревню, где жила её бабушка.
— Семён Николаевич, мы не по той дороге едем, – озадачено произнесла Настя.
Семён посмотрел на её нежное личико с тонким ровным носиком и яркими влажными губками и в ответ произнёс:
— Не волнуйся, там всё перекопали, мы едим в объезд.
Тридцатишестилетний мужчина краям глаза поглядывал на девушку и её волнистые пряди шелковистых волос, он лукаво ей подмигнул и отвернулся, думая про себя:
— Осталось ещё немного, проехать только через лес и девушка будет моя.
Когда машина остановилась у дома Шурика, Настя спросила:
— Семён Николаевич, зачем мы здесь остановились?
— Настя не парься, мы зайдём на минуту, мне надо кота сестры накормить, затем тебя довезу и обратно в город, мне срочно надо ехать, а то завтра на работу. Кстати пошли, посмотришь жирдяя пятнадцать килограммов, если не боишься, – ответил Семён.
— Вы что совсем меня за ребёнка считаете, тем более я вас не первый год знаю, – сказала в ответ Настя.
— Извини, ляпнул, не подумавши, пошли в дом, – ответил Семён.
Семён открыл дверь, они вошли во двор, затем прошли в дом, когда девушка оказалось в прихожей, Семён закрыл дверь на ключ и убрал его на шкаф сказал с ехидством:
— Вот так, солнышко, теперь ты моя.
— Семён Николаевич, что с вами я же ваша соседка, – испуганно пробормотала Настя.
— Ты чё глупая дура, не поняла! Я тебя привёз сюда трахать, хоть настоящего мужика попробуешь, а то дожила до восемнадцати лет целкой, тебе не стыдно, – ответил Семён.
Девушка села на корточки, начала плакать и умолять своего соседа, мужчина с пренебрежением посмотрел на девушку и в грубой форме сказал в ответ:
— Поздно пить боржоми, малышка! Мы с другом тебя трахнем и отпустим с миром, ты поняла!
Семён поднял девушку с полу, Настя задрожала от испуга, он стал целовать её побледневшие, теплые губы, лаская их языком и слегка отпустил её, одной рукой он прижимал девушку к стене, а свободной проник под короткую юбочку и гладил стройные, молодые бедра, поднимаясь все выше к трусикам. Настя заплакала и попыталась вырваться, но он держал её крепко, просто разрываясь от невыносимого желания, от близости её тела. Семён перестал вдавливать девушку в стенку, схватив тонкую загорелую руку, повел её из коридора в большую комнату, навстречу ему вышел его друг, весело улыбаясь и разглядывая девушку как конфетку.
— Здорово, Сёма! Да ты с гостинцем!
Шурик здоровый бугай с кулачищами размером с голову девушки, Настя как-то затравленно посмотрела на Шурика и неожиданно рванулась, что было сил, Семён, не то что б от неожиданности, а скорее от любопытства, что она собирается делать, отпустил её. Девушка подбежала к двери и рванула ручку, запертая дверь, конечно, не поддалась, они засмеялись, Настя стала кричать и барабанить кулаками по двери. Шурик подошёл к девушке, сгреб её в охапку и понёс в свою спальню, она рыдала и вырывалась из его могучих рук, её маленькие кулачки били его по спине, джинсовая юбка сильно приподнялась, Семён увидел кусочек её невинных белых трусиков, от этого зрелища он просто потерял голову. Шурик принёс девушку в спальню и кинул её на кровать, Настя мигом забилась в угол, подтянув под себя коленки и большими испуганными глазами смотрела на них, она не могла поверить, что весь этот ужас происходит с ней с хрупкой беззащитной девушкой.
— Шурик, тащи воду, – глядя на своего друга сказал Семён.
— Зачем тебе вода? – спросил Шурик.
— Неси, там всё узнаешь, – глядя на своего друга ответил Семён.
Шурик принёс ведро воды и поставил рядом с кроватью, Настя сидела в углу кровати, плакала и неподвижно смотрела в стенку, Семён посмотрел на друга сказал:
— Шурик я первый, а то ты ей всю дырку разорвешь.
— Да я не возражаю, – произнёс в ответ Шурик и сел в кресло в противоположном углу комнаты, а Семён подошёл к девушке и наклонился над ней, Настя подняла на него отчаянный и заплаканный взгляд, взмолилась она безнадежно:
— Пожалуйста, Семён Николаевич, не трогайте меня!
Настя затихла и смотрела как Семён стягивал с себя футболку затем свои брюки, после он наклонился к девушке и резко схватил её за волосы, она закричала и отчаянно забилась, мужчина встряхнул Настю и пригрозил ей, что убьёт её, затем Семён опустил девушку и она упала на кровать.
— Вставай! – закричал Семён.
Девушка слабо пошевелилась и медленно встала, мужчина стоял напротив неё и видел, что она очень испугана еле держится на ногах, левой рукой он схватил её трусики и стянул их с неё, Настя вздрогнула и посмотрела насильнику прямо в глаза. Семён поддался внезапному порыву и ударил девушку сильно по лицу так что она упала на пол, он схватил Настю за плечи и швырнул её на кровать, наклонился над ней, она резко развернулась на спину и попыталась ударить его ногой в живот. Мужчина схватил её за ноги, она стала брыкаться и вырываться из его рук, но он прижал девушку к кровати, она сопротивлялась, как львица, царапалась и кусалась, он ударил девушку несколько раз, чтоб чуть-чуть успокоилась и развернул на спину. Семён стянул с девушки юбку, оголив аппетитную молодую попку, провел рукой по нежной упругой коже, слегка пощипывая и лаская, девушка снова задергалась, но он держал её крепко. Мужчина опустил руку ниже, туда, где была её маленькая дырочка, коснулся её клитора, он перевернул девушку на спину и поднял ей майку, обнажив маленькие округлые груди, девушка попыталась сопротивляться, он с размаху ударил её по лицу, она вскрикнула и затихла. Семён поднял вверх её руки, пока девушка не пришла в себя от удара, и прижал их к кровати, чтобы она не смогла сопротивляться, придавил её ноги, свободной рукой он стал ласкать её груди, насильник схватил ртом маленький темный сосок и коснулся его языком, мужчина приподнялся над девушкой и резко раздвинул ей ноги. Настя попыталась было сопротивляться, но насильник быстро утихомирил её хорошим ударом по голове и прикрикнул:
— Так будешь лежать, сучка!

Читать еще:  Температура сегодня в тени и на солнце

Если желаете узнать окончания рассказа, вот для вас ссылки:

Книга для читателей старше 18 лет,
содержит рассказы откровенного эротического характера.
Истории реальных событий и выдуманных …
Каждый читатель найдет сюжет, который ему по душе.

Эротические рассказы 18+, этим всё сказано.

История одной семьи

Никакой морали, никаких выводов – просто рассказ об одной семье, чью жизнь в силу близкого соседства, довелось наблюдать на протяжении многих лет.

Они дружили еще со школы, сидели за одной партой. Борис был старше на год, но когда-то остался на второй год, и пришел в тот класс, где училась Наталья. Сначала они были соседями по парте, потом он стал носить ее портфель, позже оказалось, что они – первая любовь друг друга. Так гласит семейная легенда. После 8 класса (тогда учились 10 лет) Борька ушел в ПТУ, Наталья же осталась в школе и окончила 10 классов. Он встречал ее после школы, а потом они гуляли вечерами. Родители считали их женихом и невестой.

Потом его забрали в армию, она добросовестно его ждала, училась в техникуме, работала. Когда Борис вернулся, решили, не откладывая в долгий ящик, сыграть свадьбу. Так они поженились.

Тут следует немного отвлечься от молодых супругов, чтобы поговорить об их семьях. Как-то так сложилось, что и у Натальи, и у Бориса родители были выходцами из Белоруссии. Ее мама работала продавцом в Доме одежды, отец, как тогда говорилось, работал в органах, потом ушел в какое-то строительно-монтажное управление, был ветераном Отечественной войны.

Отец Бориса был рабочим, элитой рабочего класса, мастером золотые руки. Мать образования не имела, работала то кладовщицей, то уборщицей. Встретились они на фронте, отец Бориса оставил первую жену и двоих детей, женился на своей боевой подруге. Сын родился, когда матери было 33 года. Больше у них детей не было, и единственный сын стал светом в окошке, смыслом жизни, лучшим из лучших.

Хотя, конечно, все было немного не так. И, прежде всего потому, что Борька начал рано выпивать. Ну, вот так ему хотелось и очень нравилось. Как-то само собой сложилась компания друзей — ровесников, у которых было подобное же увлечение.

Но вернемся к молодым. После свадьбы они отправились в свадебное путешествие куда-то на юг. Начиналась семейная жизнь. Жили они сначала в одной квартире с родителями Бориса. Наталья устроилась работать в то же строительное управление, где работал ее отец. Через некоторое время она на работе получила малосемейку, которую предприимчивая свекровь очень быстро обменяла на полноценную однокомнатную квартиру в том же девятиэтажном доме, где жили они сами.

Так и стали жить: родители на 7 этаже в двухкомнатной, молодые на 6-м — в однокомнатной. К этому времени у молодых родилась дочь. Ее тоже назвали Наташей. Теперь одна была Наталья, мама, а вторая Наташка — «мелкая». Естественно, что большую часть заботы о ребенке взяла на себя свекровь. Никто особо не сопротивлялся этому. Интереснее было собирать компании, ходить по гостям, чем сидеть дома с ребенком.

Но тут стали происходить довольно странные вещи: молодые все больше и больше проводили времени порознь, у каждого из них появилась своя жизнь. У Натальи появились увлечения на стороне, Борис стал бывать трезвым все реже и реже. «Виноваты» в этом были, конечно, друзья, тяжелая работа, после которой необходимо было «снимать стресс», гаражное сообщество, где каждому в каждом гараже предлагают выпить.

Особым «событием» в это время стали семейные вечера, когда молодая жена готовила «роскошный» ужин, а молодой муж покупал для него бутылку водки. Распив ее на двоих с величайшим удовольствием, супруги отправлялись спать. Считалось, что это и есть семейная жизнь. Стремиться к чему-либо было не нужно.

Все материальные блага добывались родителями. Натальина мама обеспечивала одеждой, его родители – товарами, как тогда называли, повышенного спроса и роскоши. Машина, мебель, дача – все было получено или куплено по ветеранской очереди. Деньги тоже регулярно давались родителями, чтобы детям хорошо и счастливо жилось.

Когда дочери было 6 лет, они развелись. Причиной развода Наталья называла пьянство Бориса и буйство его в нетрезвом виде. Хотя после развода выяснилось, что у него случился роман с ее приятельницей, и от ее любимого мужчины ушла жена.

Борька перебрался жить к своим родителям, Наталья с дочерью осталась в своей квартирке дожидаться счастья. Но вот не тут-то было! Не торопился Натальин любимый друг создавать новый брак, изредка заходил на огонек и ничего не обещал. Она проводила вечера в ожидании телефонных звонков, боясь уйти из квартиры к подругам, родителям или в кино. А он… Он был кандидатом наук, толкал вперед отечественную науку, занимался большой общественной работой, растил свою дочь, уделяя ей почти все свое свободное время.

Бывшая свекровь, наблюдая за происходящим, начала писать письма бывшей невестке, в которых призывала спасти сына от пьянства, от «удава, заглатывающего кролика». И напоминала о дочери, которая уже пошла в школу.

Борис, ощутив свободу, пустился в новый роман, ходил со своей новой девушкой по старым друзьям, как будто доказывая всем и бывшей жене, в первую очередь, что у него все хорошо, что он счастлив и ни о чем не жалеет.

Все было бы хорошо, если бы праздники не имели бы обыкновения заканчиваться. Как гром среди ясного неба прозвучало для него сообщение, что его новая любовь ждет ребенка. Господи, как он запаниковал! Сказать честно, и первая-то дочь ему была не очень нужна, но так получилось, так было положено: женился, роди ребенка. А тут буквально голова пошла кругом. Да еще и отец новой любимой пришел с претензиями, и тоже о женитьбе разговор завел.

Помучился Борис, помучился, делать нечего. И пошел к старой жене. А та, исстрадавшись от ожидания другого, устав от обиды на него, приняла бывшего мужа, как водилось раньше, с ужином, бутылкой водки и распростертыми объятьями. Бывшие супруги плотно поужинали, крепко выпили, долго разговаривали. Но ни Наталья про свою несчастную любовь, ни Борис про беременность подруги говорить не стали. Выяснилось это чуть позже, неделей-двумя спустя, когда о случившемся стали говорить на работе.

Тут следует заметить, что обе женщины работали, как говорится, в одном коридоре. Наталья была в шоке. Но к тому времени его родители пообещали, что переедут жить в однокомнатную квартиру, уступив детям свою двухкомнатную. Квартира была важнее, чем порядочность мужа, и, «вывесив» лозунг: «Я знаю, что живу с подлецом», они продолжили свою совместную жизнь.

Сначала это был гражданский брак двоих бывших супругов, однофамильцев — Наталья не хотела что-то менять, на всякий случай, потому что тот, другой любимый мужчина так и не был охвачен узами брака. Но когда он вдруг женился на «серой мышке», она поняла, что прождала все это время напрасно. И они с Борисом опять расписались. Снова был классический ужин на троих: Он, Она и бутылка водки.

Какое-то время после второй свадьбы Борис не пил, держался. Потом началось все то же: гараж, шабашки, друзья, стресс на работе. Она с восхищением и гордостью говорила, что, как бы он не напился вечером, утром все равно встанет и пойдет на работу.

Дочь окончательно отошла на задний план и была предоставлена сама себе. Классе в 7 или 8 она вдруг пустилась во все тяжкие, связалась с какой-то дурной компанией, ее поставили на учет в детскую комнату милиции. Чтобы разорвать этот порочный круг, родители на целую четверть отправили маленькую Наташку к родственникам в другой город. Это почти не помогло, но на какое-то время родителей успокоило. Вернувшись в город, она немного притихла.

Когда Наташка закончила 9 классов, было принято решение отдать ее на учебу в музыкальное училище. Она закончила к тому времени музыкальную школу, потом ходила на консультации, экзамены, радостно объявила, что поступила. Родители пригласили знакомых, отметили это важное событие.

Через пару недель Наташка вместе с отцом объехала всех тех, кто искренне радовался за нее, призналась в обмане, просила прощения. В прежнюю школу в 10 класс ее уже не взяли, потому что списки были укомплектованы, пришлось поступать в другую, где специально 2 сентября создали класс для тех, кто никуда не поступил, и для кого не нашлось мест в своих школа.

Начался очередной учебный год. Где-то в это же время Наташка познакомилась с сыном одного из начальников Бориса. Он был значительно старше, уже отслужил армию и работал. Родители решили, что парень хороший и упускать такой шанс не стоит. Тем более, что девочка у них гиперсексуальная, так зачем искать удовольствий в плохих компаниях, если можно это делать дома. И разрешили им жить вместе.

Мужчины вместе работали днем, вместе подрабатывали вечерами, вместе приходили домой. Всех все устраивало. Но в начале 11 класса дочь забеременела. Со школой пришлось распрощаться. Быстро сыграли свадьбу. Наташка не стала устраиваться на работу. Она нашла выход из положения: в день выдачи пенсий бабушкам и дедушкам Наташка совершала ежемесячный обход и собирала с них деньги.

И она, и ее родители были твердо убеждены, что для стариков деньги — зло и чем их у них будет меньше, тем будет лучше для них. Так и было до тех пор, пока была жива последняя бабушка.

А у Наташки родился один сын, потом через год — второй. Потом ее муж выгнал из дому, заподозрив в измене. Потом разрешил вернуться. Потом опять выгнал. Молодая семья жила в частном доме, доставшемся по наследству зятю от бабушки. Со временем этот дом поменяли на 4-комнатную квартиру.

А зять, в соответствии с реалиями времени начал играть на валютном рынке и проигрался в пух и прах. На покрытие долгов ушла квартира его матери, их новая 4-комнатная квартира, из которой Наташка с двумя малолетними детьми добровольно выписалась, и дом в деревне. Вот после этого они развелись и окончательно расстались, а Наташка с детьми переехала к своим родителям.

Но им она не больно была нужна, так как Борис и Наталья привыкли жить в свое удовольствие, ни в чем себе не отказывая. Борис всегда хотел жить так, как жил до этого. Пьяного его внуки боялись, начинали плакать, Он приходил в бешенство, и снова стресс надо было снимать.

Наташку с детьми отселили на съемную квартиру, она пошла работать в магазин уборщицей, потому что больше никто никуда ее брать не захотел. Образование 9 классов очень редкое в наше время. На призывы идти учиться в вечернюю школу, было сказано твердое «нет». Наташка меняла работу, мужчин, которые не задерживались надолго, место жительства.

Последнее из них – деревня рядом с городом, в которой большинство жителей или наркоманы или торгуют наркотиками, как писала местная газета. В деревенскую школу перевели и детей.

Но семейные традиции сильны: все праздники по-прежнему отмечаются с водкой, только теперь мать распивает заветную бутылку с дочерью и ее очередным сожителем.

И тут начали происходить те вещи, которые должны были бы насторожить любого — у Бориса крепко пошатнулось здоровье. Начали трястись руки так, что он не мог донести ложку до рта, расписаться или собрать мелкие предметы. Пришлось идти в больницу, ложиться в неврологию. Вердикт врача был один: не пить никогда, ни при каких условиях. И он пить перестал!

В доме прекратились скандалы, поиски бутылки или денег на нее, он поправился, стал заниматься домом и дачей. Правда у Натальи тоже начался новый этап жизни: девичники стали ежедневными, она или куда-то уходила и возвращалась пьяная и счастливая, или собирала подруг у себя. Результат был всегда один и тот же — она стала напиваться. Иногда с гордостью рассказывала, что Борис ей «купил бутылочку коньяка по дороге из гаража, и я ее выпила. Так хотелось почувствовать себя женщиной».

На призывы остановиться она не реагировала — ей это нравилось. Борис не пил два года, а потом, глядя на жену, сорвался и стал пить больше прежнего. Не помогали уговоры, напоминания о прежних друзьях, которые все к тому времени ушли из жизни, благодаря пагубному увлечению. Вернулись скандалы. Были забыты совместные ужины.

Они сначала разъехались по разным комнатам, потом Борис ушел к матери. Его мать всю жизнь абсолютно искренне считала, что пьяный человек это тот, который не может стоять на ногах, а ее сыночек ведь не такой! И регулярно выдавала деньги сыну для поправки здоровья. Бориса уволили с работы за пьянку, он, лишившись зарплаты, стал пропивать ветеранскую пенсию матери. Его мать покинула этот мир на 86 году жизни, прожив последние пять лет в одной квартире с вечно пьяным сыном

После смерти свекрови Наталья была вынуждена общаться с мужем, готовить ему еду. Соседи просили следить за ним, потому что он, напившись, мог открыть воду и не закрыть кран, открыть газ и не зажечь его. Как-то уехав на дачу и не зайдя к нему только один день, она нашла его, лежащим на полу в коме. Как потом выяснилось, у него случился инсульт. Борис пролежал неделю в реанимации и умер. Ему было 52 года.

Теперь вдова рассуждает на тему «Алкоголь – это зло», и строит планы на будущее. Судьба внуков в эти планы не входит.

Источники:

http://www.adme.ru/svoboda-avtorskie-kolonki/nikakih-no-rasskaz-o-tom-kak-blagodarya-chutkoj-zhenschine-dve-semi-stali-odnoj-2224815/
http://istoriipro.ru/na-dache-chast-2/
http://litvek.com/br/378957?p=5
http://www.proza.ru/2011/09/08/807
http://www.wild-mistress.ru/wm/wm.nsf/publicall/2008-04-18-914739.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector
×
×